jerry24_it (jerry24_it) wrote,
jerry24_it
jerry24_it

Продолжение интервью.

"На самом деле, проблема в том, что советские старые подходы сегодня не работают. Поэтому – проблемы в головах. Мы не осуждаем – наоборот, пытаемся как-то влиять на ситуацию, проводить совместные программы, совместные совещания... И мы понимаем, что сеять раздор выгодно, прежде всего, России. И имеем доказательства этого: видеоролики, снятые в 2017 году, где россияне показывают – вон как в Нацгвардии все хорошо, а у ВСУ – плохо... Беда в том, что у нас нет никакого информационного противодействия этим атакам.

В районе проведения АТО Нацгвардия, прежде всего, выполняет функции, присущие Силам специальных операций. Антиснайперская работа – не скажу, что полностью, но процентов 50 – это мы. Мероприятия, связанные с режимом, контролем населенных пунктов, очистка, борьба с ДРГ, разведка, беспилотники – тоже мы. Но у других тоже есть свои подразделения. Охрана инфраструктуры, то есть мостов, важных объектов водо- и энергоснабжения. Сопровождение важных лиц. Обеспечение безопасности мониторинговой группы ОБСЕ, которая в Соледаре. Блокпосты, контроль ввоза и вывоза товаров – тоже мы стоим. И на второй, третьей линиях мы сейчас охраняем рубежи – на тот случай, если необходимо будет разворачивать дополнительные силы и средства.

- Если говорить о ДРГ, лезут сейчас?

- Лезут.

- Больше, чем раньше, или меньше?

- Трудно сказать, больше или меньше. У них система такая интересная. Там уже есть у этих так называемых ЛНР/ДНР свои учебные центры. Туда российские инструкторы приезжают и их готовят. Потом – зачет: "выпускники" должны пройти на нашу территорию, что-то показать, что-то сфотографировать, кого-то убить... Вот их группы и ходят. В большей степени это происходит на участке от Попасной до Марьинки. Немало их на линии Волноваха – Широкино. Немножко меньше в Станице Луганской.

- Говорят, что на Донбасс привозили курсантов из России – экзамены сдавать. Сейчас это есть?

- По поводу сейчас – прямого подтверждения нет. Но в начале их курсанты действительно ездили сюда на боевые стрельбы. Когда в районе Саур-Могилы начинались сильные обстрелы – они тогда границу пересекали. И с российской территории курсанты стреляли, это у них "занятия", едва ли не сдача экзаменов была – стрельба по украинским территориям.

На сегодня у них есть разведывательно-диверсионные группы, которые приезжают из России – более подготовленные, чем те, что из местных сформированы. И снайперские группы приезжают и работают. Сегодня большая доля – это снайперская и антиснайперская работа. И периодически они артиллерией пытаются обстреливать наши позиции. А наши пытаются давать ответ...

- Вас тянет туда?

- Знаете, того, кто там побывал, туда тянет всегда. Я это называю синдромом войны. Там более прозрачные и понятные отношения. Если есть проблемы – они тут же решаются. Подковерных разборок там очень мало. И есть место военной хитрости. Наши снайперы иногда рассказывают, что именно они придумывают, чтобы выполнить поставленные задачи и вернуться, – диву даешься. И продолжаешь гордиться своими воинами.

- А с той стороны к каким хитростям прибегают?

- Гибридная война как раз и заключается в том, что Россия создала ситуацию, когда с российской техникой и вооружением воюют вроде бы граждане Украины...

- Да, в шахтах танки выращивали, судя по официальным заявлениям руководства РФ.

- Они прятали танки в шахтах. Но это уже вчерашний день. Сегодня они сконцентрированы на другом. Переодеваются в нашу форму. Иногда сначала обстреливают наши позиции, а тогда сразу же – жилые кварталы... Делают все, чтобы местное население в напряжении держать. Сейчас же на оккупированных территориях объявлен комендантский час. С одной стороны, это ограничительная мера. С другой – попытка воздействия на подсознание.

- Это для того, чтобы напугать еще больше?

- Конечно! В 22 часа все уже боятся выйти из дома, потому что иначе – подвал, МГБ или еще что-то...

- А диверсантов часто ловите?

- Диверсанты или нет, но с начала года мы задержали более 200 человек, имеющих отношение к незаконным вооруженным формированиям. Они проходят по базам данных, мы знаем их фамилии, номера телефонов. И если кто-то из них попытается пересечь линию разграничения, мы проверяем, выявляем, задерживаем и передаем соответствующим органам.

- А базой "Миротворец" пользуетесь?

- Честно говоря, довольно скептически к ней отношусь. Потому что база "Миротворец" создавалась на базе определенной милицейской информации. Мы же стараемся больше пользоваться данными СБУ и пограничников, связанными с соответствующими производствами, где есть доказательная база вины тех или иных лиц.

Помню, когда мы взяли Попасную, нашли списки целого батальона, который ее держал (Гарнизон Попасной в июле 2014 - до 60 человек (казаки). Для сравнения - в соседних Лисичанске - Северодонецке - Рубежном находились "Призрак" (150 - 180 человек), казаки (до 50 человек) и подразделение "Дон" (до 100 человек) - прим. мое). Там были указаны не только номера телефонов, но и оружие, которое у них было. Все эти списки мы передали в СБУ. Так постепенно формируется перечень тех, кого мы непременно заставим ответить за содеянное – рано или поздно.

- Пока это удается, видимо, не очень хорошо, учитывая несовершенство действующего законодательства и излишнюю "гуманность" украинских судов, которые очень часто отпускают задержанных. Или я ошибаюсь?

- Не имею такой статистики, поэтому трудно что-то сказать. Но я думаю, что если сегодня из 100 потенциальных участников НЗФ мы задерживаем десятерых, а 90 пришли и сдались сами – это куда лучше, чем если бы мы задержали 200 человек.

- Приходят сами?

- Да, в рамках программы СБУ "Тебя ждут дома" люди, которые были в ОРДЛО, приходят и сдаются. Это те, кто не брал в руки оружие и не убивал, кто не нанес Украине серьезный вред. Их некоторое время проверяют, потом отпускают – и они спокойно живут. Такие есть в Славянске, Харькове, где угодно. Эта программа работает. Сколько людей всего сдалось в рамках программы, можно глянуть на сайте СБУ – они периодически обнародуют данные.

- А как же люди на оккупированных территориях узнают об этой программе? Вряд ли они являются постоянными посетителями сайта СБУ...

- Да, информации на оккупированных территориях действительно маловато. Но мы стараемся сделать все, что в наших силах. Например, сбрасываем с беспилотников листовки в местах скопления людей. Обычно, к каким-то праздникам. Этим занимаются волонтеры, которые управляют беспилотным летательным аппаратом "Лелека", который разработали изобретатели из Днепра.

Впрочем, делают это не только волонтеры. В том числе, мы думали и о том, как бы достучаться до людей в оккупации. В конце концов, решили сделать это с помощью листовок. Продумали и разработали их, потом дали заявку в Харьковскую областную администрацию, в Национальную академию НГУ... Делали листовки несколько раз. Напечатали сотни тысяч их. Но дальше встал вопрос: а как же их в таком объеме завезти в Славянск?

- Придумали?

- Генерал Рудницкий на Ми-8 поднялся на 4 км (если ниже – могли сбить, на то время уже были такие случаи) – и там, в небе, они открутили люк внизу и начали сбрасывать эти листовки. Сбрасывают – а их воздух снова в люк заносит... Мы так смеялись, когда генерал Рудницкий рассказывал. "Я их туда, - говорит, - а они обратно... Я отмахиваюсь!" А он еще такой мужик крепкий, еще больше меня. Наконец они придумали, как с этим справиться – начали связывать эти листовки целыми пачками. В воздухе веревки развязывались, и листовки разлетались на большое расстояние.

"Мы так смеялись, когда генерал Рудницкий рассказывал. "Я их туда, - говорит, - а они обратно... Я отмахиваюсь!" А он еще такой мужик крепкий, еще больше меня", - рассказывает глава Нацгвардии.

- Как вы для себя объясняете то, что Гиркину дали в свое время (в начале июля 2014 года) так спокойно выйти из Славянска и пойти на Донецк?

- А ему никто не давал спокойно выйти.

- Ну как?! Три часа колонна из десятков машин и единиц бронетехники преспокойно ехала по открытой местности!

- А не слушайте никого! Я вам расскажу немножко больше. В свое время, когда мы разрабатывали план контроля Славянска, надо было выставить вокруг 20 блокпостов, чтобы все основные пути контролировать. Самая большая проблема – как туда людям доставлять боеприпасы, воду и пищу. У нас были сначала два, потом три блокпоста, куда все это доставляли только вертолетами. Это был 4-й блокпост, который был далеко, на канале, 5-й – между Славянском и Краматорском, там, где танки были подбиты, и 6-й – это Карачун. На Былбасовке был 7-й блокпост. 1-й – это рыбхоз, 2-й – это было зернохранилище и 3-й – БЗС. Позже появился блокпост 3а, который впоследствии назвали 8-м. Вот и все. А надо было 20!.. Поэтому мы контролировали только основные дороги между Славянском и Краматорском. А кроме них было еще как минимум три или четыре дороги, по которым можно было передвигаться. Гиркин же специально направил бронегруппу как отвлекающий маневр на 5-й блокпост. Там был бой, эти танки и БМП ребята тогда подбили... А сам Стрелков пошел другой дорогой, значительно ниже. Вот и все.

- И никто об этом не знал, что такая здоровенная колонна шла?

- Во-первых, они выдвигались около 2-3 ночи. Боя за освобождение Славянска не было. Когда мы перекрыли последнюю дорогу на Луганск в районе Николаевки и электростанции – мы закрыли основной путь, которым можно было подвозить серьезные объемы боеприпасов, технику гнать. Ибо откуда, как вы думаете, в Славянске танки взялись? Они туда шли по дорогам, как раз со стороны Донецка. И когда мы заняли последний форпост в Николаевке, а перед тем был бой за Ямполь, Закотное – они поняли, что круг сужается, и мы постепенно берем под контроль все дороги. И это направление, которое шло в Славянск и Краматорск – между Карачуном и 5-м блокпостом в низине есть населенный пункт, и там было еще как минимум три дороги, не считая полевых. То есть можно было выехать. Они это и сделали.

Где-то в четыре часа утра звонил мне один патриот-партизан. Говорит: "В Славянске никого нет". А в окружении Гиркина были тоже наши люди... Он сам перемещался на белом автобусе. И мы несколько раз пробовали сделать засаду, после чего он начал менять машины. Это оперативная работа, это все не так просто. Но сам момент его выхода никто не знал, что это был его побег.

- Даже его окружение?

- Никто! Он давал команды... И когда он сам уехал, его же потом обвиняли в предательстве, что он сбежал, поехал в Донецк потом.

А насчет того, что ему дали возможность... Никто не предполагал даже такого развития событий. Вообще оставление Славянска было для многих неожиданностью. Не было такого переломного, эйфорического: "Все, Славянск уже наш!" Нет. Просто мы сужали это кольцо, постепенно беря все больше под контроль. И они понимали, что далее, после Карачуна, мы придем и закроем здесь – и останется только одна дорога через населенный пункт, который возле 5-го блокпоста. И тогда – все, никто больше не выйдет и не войдет. И они просто своевременно ускользнули. Сразу зашли войска, Славянск стал нашим.

- Скажите, а когда для вас лично стало очевидно, что речь уже идет не об АТО, а о реальной войне? Что надежды завершить все за считанные недели не оправдались?

- Ощущения, что АТО быстро закончится, у меня не было.

- Вообще?

- Вообще. Наверное, непонимание до конца объемов и проблематики дало многим основания для надежды на то, что все удастся закончить быстро. Был период, когда мы очень удачно вели боевые действия, активно продвигались вперед, освобождая один населенный пункт за другим. В конце концов, наши подразделения зашли под Луганск, когда оставалось, как говорят, на маху зайти и освободить Луганск. Мы на тот момент уже заняли Дебальцево и стратегическое направление, чтобы отсечь Донецк. Видимо, это и дало ощущение скорого завершения войны.

- Мы же говорим о конце лета 2014 года, так?

- Да, это было, наверное, начало августа... Мне тогда пришлось отдавать в распоряжение руководителя сектора Д спецподразделение "Донбасс". Перед тем я был в Курахово, там они базировались. Мы туда сначала дали 300 человек, потом они попросили больше – и все подразделение "Донбасс" мы передали в подчинение руководству сектора Д. И они пошли на Иловайск. Поскольку на тот момент сил и средств в Вооруженных силах было недостаточно.

А одними добровольческими батальонами войну нельзя выиграть. Например, когда ставили "Донбассу" задачу освободить Попасную – у них ничего не получалось. С третьего захода, только когда у нас была ротация, я приехал и подключил к этому наши гвардейские спецподразделения. Провели где-то 2-3 дня занятий с "Донбассом" и нашими спецназовцами. Я попросил, чтобы нам дали один танк и артиллерийскую группу (батарею – четыре единицы). И только после того, как наши спецназовцы с "Донбассом" пошли – мы за один раз освободили Попасную. (Судя по воспоминаниям ветеранов "Донбасса", Попасную штурмовали 1 раз - ЕМНИП, 23.07.2014. "Штурмовали" - в смысле, пытались зайти в город по трассе, попали под перекрестный огонь, потеряли несколько человек ранеными и убитыми плюс поврежденный БТР и отошли. Следующей ночью находившееся в городе подразделение казаков ушло предположительно в район Дебальцево. Причем обстреливали город еще до штурма как минимум один раз - 19.07.2014. Видео последствий обстрела у меня есть, но YouTube такое точно не опубликует - прим. мое)

- А Иловайск?

- Иловайск?.. Туда зашел практически весь "Донбасс". Чтобы было понятнее, на тот момент мы дошли до Дебальцево – и нам, чтобы взять Донецк в кольцо, оставалось замкнуть кольцо через Енакиево и Горловку, Углегорск уже был наш. И подняться с юга, из Иловайска. Нам оставалось объединиться...

Если бы мы туда немножко добавили сил – мы бы взяли Иловайск. А это – достаточно серьезный железнодорожный узловой центр. И снабжение туда шло все железнодорожным транспортом. И россияне это поняли. Сначала – под Саур-Могилой, потом – под Амвросиевкой... Если бы мы там закрепились и взяли Иловайск – Донецк бы со временем точно так же закрыли бы, как и Славянск. Поэтому они и перешли границу. Погнали все, что могли погнать – и сделали "котел". "Котел" для добровольческих батальонов и подразделений ВСУ.

- А как же мало оставалось до завершения войны, освобождения Донецка...

- Тогда было ощущение, что, возможно, вот-вот замкнем кольцо – и будет нормально. Ощущение было такое... Но как военный я понимал, что резерва нет. Поэтому ощущения, что вот сейчас все закончится, у меня никогда и не было.

- Даже в тот момент? Накануне "иловайского котла"?

- Даже тогда. Потому что я знал ситуацию в Иловайске. Просто я даже подумать не мог, что россиянам хватит наглости перейти регулярными войсками границу.

- А они же не только тогда переходили, и во время битвы за Дебальцево еще были?

- Был случай под Луганском, когда наши обошли Луганск. Были случаи, когда регулярные российские войска залетали. Одна колонна у них заходила, наши дали им сопротивление, подбили, захватили десантников в плен... Вертолеты даже их залетали на нашу территорию. Здесь больше такого, чтобы заходили регулярные войска, не было. Ну и потом, когда в Новоазовске началось, то же самое было. Он же тогда еще был наш. А потом они перешли границу, шли в направлении Мариуполя, мы их немного подвинули назад... Как-то так..."

(c) https://www.62.ua/news/1714018
Tags: НГУ, Попасная, Славянск
Subscribe

  • (no subject)

    "Более 200 единиц огнестрельного оружия и 230 кг взрывчатых веществ изъяли правоохранители в Донецкой области за два года. Об этом сообщает…

  • 31.12.2020.

    Итоги. "За прошедшие сутки, 31 декабря, в районе проведения операции Объединенных сил было зафиксировано четыре нарушения режима прекращения огня.…

  • 30.12.2020.

    Итоги. "За прошедшие сутки, 30 декабря, в районе проведения операции Объединенных сил было зафиксировано пять нарушений режима прекращения огня. Так,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments