jerry24_it (jerry24_it) wrote,
jerry24_it
jerry24_it

Луганская область, май - июнь 2014

Еще немного из серии "как это было".

"Людей, которые составляют костяк этого подразделения, не встречающие дома возгласами «Герои». Для многих из них путь к родному порогу перекрыт линией разграничения. Поэтому они мечтают не о ротации, а о победе.
Трудно передать словами, через что пришлось пройти за последний год военнослужащим мобильной заставы Луганского отряда. Именно об этом мы говорили с ее командиром - подполковником Олегом Гудзем, пишет Прикордонник України (https://www.facebook.com/pages/Прикордонник-України/512811462088868).

- Олег Владимирович, сегодня мобильная застава выполняет совсем другие функции, чем в мирное время. Когда нарушился привычный режим несения службы Вашего подразделения?

- Еще с января прошлого года мы перешли на усиленный режим несения службы. В первые дни февраля отозвали из отпусков и командировок всех, кроме женщин, находящихся в декретных отпусках. В то время как на улицах проходили массовые беспорядки, в отряде началась фортификация. Были значительно усилены наряды. Личный состав мобильной заставы и управления отряда привлекали к караульной службе. Мы значительно усилили охрану складов РАО и пропускной режим.

- То есть, основные усилия заставы было сосредоточено уже не на границе, а в Луганске?

- После смены власти в стране и оккупации Россией Крыма выезжать на службу на границу становилось с каждым днем все труднее. Вокруг Луганска начали возникать блокпосты, на которых дежурили антимайдановцы и казаки. Затем у них стали появляться охотничьи ружья, а после захвата Луганского СБУ оружия у народа стало намного больше и поведение сепаратистов было значительно более агрессивным.
Мы объясняли, что охраняем границу, а не поддерживаем какую-то политическую силу. Но это не всегда давало возможность избегать провокаций и нападений на наряды.

- Что происходило в это время на линейных подразделениях?

- Сначала были попытки блокирования подразделений, контрабанда пророссийской пропагандистской продукции и нарушения границы экстремистами. Позже эти явления переросли в попытки контрабанды оружия, дерзких прорывов боевиков и штурмов пограничных подразделений.
В конце мая горячая ситуация сложилась на отделе «Станично-Луганское», когда туда прибыла группа мобильного пограничного отряда из Бортничей. Поскольку бойцы были в форме черного цвета, среди местных быстро распространились слухи, что это приехал «Правый сектор». Сепаратисты начали штурм отдела, который длился где-то полтора часа. Использовали автоматы, гранаты, гранатометы и снайперские винтовки.

- Ваши люди также были на «Станично-Луганском»?

- Да, в управлении отдела было четверо военнослужащих мобильной заставы. До этого они несли службу на контрольном посту в районе Камышного, где через брод могли незаконно переходить границу из России экстремисты, или переправлять контрабанду. Однако из-за постоянных провокаций со стороны сепаратистов этот контрольный пост пришлось снять.

- Вы пытались как-то прийти на помощь своим?

- Приказа заставе выдвигаться не было. После обстрела «Станично-Луганского» я лично повез туда медикаменты. Отправился в гражданском, на собственном автомобиле, так как между Луганском и Станицей к тому времени уже стояли серьезно укрепленные блокпосты с вооруженными людьми, которые меня постоянно агитировали: «Становись к нам, дадим тебе оружие»... На такие предложения отвечал, что я грузчиком на вокзале нормально зарабатываю.
Когда прибыл на отдел, часовой несколько раз передал руководителю по рации мою фамилию и должность. Меня впустили, но сепаратисты имели схожие рации и хорошо расслышали, кто я такой.

- Какое завершения имела эта ситуация?

- Когда вышел, дорогу мне перекрыла «девятка» с вооруженными мужчинами. Боевики около часа угрожали мне пленом, выдвигали свои требования. Террористы говорили, что позволят ввезти на территорию отдела технику и оружие, а вывозить - нет. Я пообещал передать их пожелания руководству, после чего меня отпустили.
Также все четверо военнослужащих моей заставы смогли покинуть Станицу Луганскую, правда, в гражданском, передав отдела по ведомости все имущество и оружие, которые имели.
Стоит добавить, что во время одного из штурмов Станицы туда отправилась подмога из Луганска. Три автомобиля, которыми отправились военнослужащие управления отряда и нашей заставы, готовы были прорываться через блокпост. Однако поступила информация, что штурм отдела завершился, а существует угроза нападения на управление отряда. Поэтому пришлось вернуться.

- И нападение на отряд таки произошло...

- Да, пограничные подразделения отряда тогда хорошо препятствовали планам террористов. При штурме Станицы Луганской погиб главарь боевиков по кличке «Чечен». На других отделах начали задерживать автомобили с оружием и боеприпасами...
В то время в Луганске почти не осталось подконтрольных Киеву органов власти. Были захвачены СБУ, прокуратура, облгосадминистрация, милиция и военные части. Штурма отряда ждали чуть ли не ежедневно, и 2 июня около 4 утра, как говорится, без объявления войны, террористы запустили красную ракету, которая стала сигналом к началу кругового обстрела части.
В первые минуты боя у нас было несколько раненых, потому что люди еще полностью не поняли, что происходит. Однако нескольких минут хватило на переоценку ценностей. Персонал организовался и эффективно отражал нападение. При этом ни один военнослужащий отряда не погиб во время штурма.
А чтобы позлить нападавших и поднять боевой дух пограничников, начальник отряда полковник Сергей Дейнеко приказал включить в громкоговорители Гимн Украины, который раздавался 8 часов без перерывов, пока нападающие не разбили динамики.

- На видео в Интернете было видно, что вас обстреливали и из жилых домов...

- Боевики действительно врывались в квартиры жителей близлежащих домов и вели оттуда огонь. С крыш стреляли снайперы, а также гранатометчики. Но у нас был четкий приказ: не вести огонь по квартирам. И после выхода отряда ни одно стекло в помещениях рядом не было выбито.

- Кто, по Вашему мнению, атаковал отряд, местные боевики или военные профи?

- Можно сказать, что нападения было несколько волн. Те, которые начали штурм, были дилетанты. Они были в джинсах, рубашках, подсумках на ремнях и с автоматами. Таких было очень много. Они, видимо, думали, что придут, сделают несколько выстрелов - и пограничники сдадут отряд, как это было в других воинских частях Луганска. Следующая партия боевиков - это уже были более подготовленные люди в форме с разгрузочными жилетами.
По поведению боевиков, которые начали штурм, создавалось впечатление, что они находятся под действием какой наркотического вещества. Некоторые из них выскакивали прямо под пули. Всего в отрядом погибли не менее сотни террористов. Они подвозили и подвозили людей, а по полю ездил мусоровоз и собирал трупы.

- Военная авиация помогла вам обороняться?

- В район боя трижды прилетал военный самолет, но ни разу не применил оружия, хотя мы четко подсвечивали сигнальными ракетами, куда надо нанести удар. В то же время само наличие авиации существенно деморализовало нападающих, они значительно притихала. А вот когда по полю отработал вертолет Ми-24, эффект был существенным.

- Потом сверху поступила команда выходить из Луганска, как ее восприняли люди?

- С болью в сердце. Никто идти не собирался. Но была информация, что боевики захватили химические составы, состав аммонита (взрывчатки, используемой в шахтных работах) и бронетехнику. Мы готовились, что все это смогут задействовать против нас.

- Можете рассказать, как происходила передислокация?

- Часть персонала в гражданском должна была раствориться в городе, но прежде следовало отвлечь внимание наблюдателей террористов и дать возможность выйти основной группе.
Глубокой ночью более трех десятков военнослужащих с максимально возможным боекомплектом через задний двор втайне покинули часть. Командир приказал всем выключить телефоны, извлечь батареи, чтобы не было пеленга. Впереди шел военнослужащий с тепловизором. Кроме оружия и боеприпасов, брали только то, что было на себе.
Шли пешком. С помощью добрых людей где-то к обеду на следующий день мы добрались до аэропорта, выдержав нелегкий переход. Наш коллега - Денис Петрович Цяцькун - когда снял рюкзак и китель, у него вся кожа на спине слезла, однако он донес все четыре цинка патронов и ни разу не пожаловался в дороге.

- После таких испытаний вам, наверное, дали возможность отдохнуть?

- Совсем небольшую. В аэропорту мы поели и попадали спать, а в час ночи военно-транспортным Ил76 отправились на Борисполь. Утром 4-го июня мы прибыли в пограничную часть в Бортничах. Нас накормили, переодели, и с нами поработал психолог. Утром 6-го июня состоялась встреча с руководством Госпогранслужбы, а уже вечером того же дня мы были в Харькове.

- Как и где состоялась встреча с военнослужащими, которые выходили из отряда в гражданском?

- Все должны были оставаться на связи, чтобы договориться о месте сбора. Впоследствии было определено собраться в Беловодске. Возвращались малыми группами и в одиночку через блокпосты с различными легендами...

- Какие задачи стоят перед вами на новом месте службы?

- Нам определили направление в районе Колесниковки, где застава заняла высоту в 2 км от линии госграницы и недалеко от базового лагеря, куда передислоцировался персонал «Станично-Луганского». Нашей задачей было держать оборону на этом направлении, прикрывать лагерь, движение наших колонн и следить за обстановкой. После службы в наряде люди брались за лопаты, чтобы надежнее укрыться от вражеских артиллерийских обстрелов.
Обстрелы, стоит сказать, продолжались постоянно, в разное время и по разным направлениям. Была даже информация, что российские курсанты-артиллеристы, возможно, на нас сдают выпускные экзамены, и мы в шутку ставили им оценки.

- Олег Владимирович, расскажите, пожалуйста, о нынешнем состоянии дел в подразделении.

- С развертыванием пограничных подразделений на линии разграничения наша залог передислоцировалась в Старобельск, где управление отряда. Мы и в дальнейшем остаемся резервом начальника отряда, также осуществляем боевой сопровождение колонн и выполняем другие задачи. У нас прибавилось противотанковое отделение и соответствующее вооружение - «Фагот», СПГ-9, гранатометы: РПГ-7, РПГ-26...
Сегодня подразделение доукомплектовано мобилизованными бойцами, преимущественно из Харьковщины. Все они уже, как говорится, «обстреляны» на разных участках границы в зоне АТО, а также прошли необходимую подготовку на полигонах. Моральный дух наших бойцов очень высокий. Харьковчане понимают, что защищают от оккупанта собственные дома, а луганчане знают, что нужно будет освобождать свои.

Общался Олег Бойко"

(c) http://www.0642.ua/article/729207

Насчет "Всего в отрядом погибли не менее сотни террористов" (видимо, неотредактированный машинный перевод с украинского) - ИМХО художественный свист, настолько серьезных потерь в боях тех дней АЮВ не несла.
Ну и на всякий случай - подборка видео тех событий у Дениса Мокрушина: http://twower.livejournal.com/1314803.html
Tags: Луганск
Subscribe

  • 21.07.2021.

    Итоги. "За прошедшие сутки, 21 июля, в районе проведения операции Объединенных сил зафиксировано 3 нарушения режима прекращения огня. Об этом…

  • 20.07.2021.

    Итоги. "За прошедшие сутки, 20 июля, в районе проведения операции Объединенных сил зафиксировано 14 нарушений режима прекращения огня, из которых 12…

  • 17.07.2021.

    Итоги. "За прошедшие сутки, 17 июля, в районе проведения операции Объединенных сил, вооруженные формирования Российской Федерации 13 раз нарушили…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment